Я осилить волненье не смог
Когда страшную правду открыл:
Как же много вдоль русских дорог
Дорогих появилось могил !

И теперь от любой стороны
Приближаясь к старушке Москве
Я глотаю всю горечь вины
И вздыхаю в тяжелой тоске

Дорогие мои старики,
В суете незаконченных дел
Я заметить еще не успел,
Как затихли вдруг ваши шаги

И теперь на опушке у рощи
На крутом берегу у реки
Ветер черные ленты полощет
Сыпет дождик на ваши венки

Здесь священник. Он понял без слов
Для чего я пришел к нему в дом:
Дал мне старенький свой часослов
И сказал о призванье моем

А под этою черной плитой
Протодиакон могучий почил
Помнишь, старец, на службе со мной
Ты беззлобно, свободно шутил?

Вот ограда с тяжелым крестом
Рядом ангел угрюм и нелеп
Лучше лечь на погосте глухом,
Чем вселиться в уродливый склеп

Здесь старик – он столетье прожил
Исходил десять тысяч дорог
Семь сынов он свет породил
Спились все — умер дед одинок

Мир тебе! Из деревни унылой
Я в столичные пробки помчусь
И становится с каждою могилой
Все роднее мне скорбная Русь

Епископ Геннадий (Гоголев)

5 мая 2015

About the author